toihara (toihara) wrote,
toihara
toihara

Category:

Комиссар почт-телеграфа армии Тряпицына

Удалось идентифицировать ещё одну личность на известных фотографиях Тряпицына с соратниками.
Это Иван Андреевич Яхонтов - комиссар почты - телеграфа в армии Тряпицына.



фотография конца марта 1920. Яхонтов - сидит крайний слева, рядом с Ниной Лебедевой



фотография начала апреля 1920. Яхонтов стоит второй справа.


фотография Яхонтова периода его работы в комитете содействия народам севера


Первые жители культбазы в Нагаево 30-e гг. Яхонтов стоит крайний слева (отмечен).


Недавно Антоном Афанасьевым в Хабаровском архиве была найдена биография Яхонтова составленная позже для работы в советских органах.
Он стал одним из первых руководителей культбазы в Нагатинской бухте, с которой, по сути дела, и начался Магадан.

Биография противоречива. Пока я её даю в том виде, в котором её опубликовал А.Афанасьев. Комментарии к ней - ниже. Спорные моменты выделены цветом.

15.01.1929 года характеристика Яхонтова Ивана Андреевича была представлена в Далькрайком ВКП(б) (Хабаровск) для утверждения в должности заведующего Восточно-Эвенской культурной базы. "По своей подготовке и особенно знакомству с туземной работой Яхонтов И.А., является вполне подходящим кандидатом в заведующие культурной базы" написал в представлении на должность Яхонтова И.А. заместитель председателя дальневосточного Комитета содействия народностям северных окраин Карл Янович Лукс.

Яхонтов Иван Андреевич 04 сентября 1894 года рождения, уроженец города Томска, отец чернорабочий, семья состояла из 6 человек. Окончил Томское приходское училище, продолжил обучение далее но был исключен из 6 класса Томского реального училища.

В 1908 году начал работу в Управлении сибирской железной дороги, в статистическом отделе, пошел на курсы телеграфистов. В 1909 году стал телеграфным чиновником. В 1910 году переехал в Приамурский округ. (С 1906 года состоял в союзе учащейся молодежи, участвовал в забастовках. Причиной переезда на Дальний Восток, стала реальная возможность ареста за участие в революционной деятельности. О возможном аресте, Яхонтова И.А. предупредил непосредственный начальник и он же посоветовал ехать на Дальний Восток). С 1911 по 1918 годы работал в городе Хабаровске.

В Хабаровске в революционном движении не участвовал, так как не имел связи с подпольем.
В 1917 году после революции, на работе был избран секретарем комитета служащих, был делегатом первого краевого съезда работников связи, работал в комиссии по выявлению бывших охранников, стал принимать активное участие в общественной жизни. В этом же году примкнул к большевикам и добровольцем ушел на фронт по борьбе с армией Колчака.
На фронте в 1918 году Яхонтов И.А. вступил в партию ВКП(б), службу нес в Благовещенске и г. Свободном. В ходе боевых действий1*, перед арестом в Благовещенске, служил в штабе Красной Гвардии. До ареста, успел уничтожить все документы по деятельности Красной Гвардии.
Во время ареста, благодаря начальнику почты Благовещенска и знакомому офицеру, был отправлен в Хабаровск, где был освобожден под поручительство не покидать город. Продолжил заниматься подпольной деятельностью, ушел на нелегальное положение, занимался подпольной деятельностью в Николаевске на Амуре, Сахалине. (Вот такое было белое движение, под поручительство оставили на свободе, красные так наверно сразу к стенке бы поставили )))
Был арестовал и приговорен к высылке (суд состоял из кулаков), его и других арестованных в количестве 36 человек отправляли в Благовещенск, но должны были расстрелять на прииске «Веселая горка». Конвой состоял из 21 русского и 21 корейца, большевики договорились с корейцами, что они не вмешиваются в происходящее. После чего разоружили охрану русского конвоя, затем разбили отряд Антошкина, забрали продукты и ушли в тайгу партизанить.3*
Через месяц численность отряда из 36 человек стала 240 человек, в селе Вятское отряд стал первым особого назначения полком. Яхонтов И.А. служил в должности помощника командира по хозяйственной части.
В 1920 году был назначен на должность комиссара связи Забайкальской губернии.2 *
02 апреля 1923 года был отстранён от должности по обвинению в злоупотреблениях с посылками. 07 сентября 1923 года уголовное дело в отношении Яхонтова И.А., по распоряжению председателя ВЦИКа (Калинин М.И.) было прекращено (не виновен), виновные в махинациях были осуждены на 3-4 месяца.
Из партии Яхонтова И.А. исключили в 1922 году с формулировкой «за пьянство и исполнение религиозного обряда», с правом вступления в партию. По формулировке, исключения из партии Яхонтов И.А. указал, что сказать как на самом деле все было, может только на бюро ячейки или другой партийной организации, так как истинные причины носят секретный характер.*

На этом все, дальше снова белое пятно. Точно известно, что в 1923 году он вернулся в Хабаровск и устроился на работу в Дальневосточный Крайком ВКП(б), в последствии в Дальневосточный комитет содействия народам северных окраин, был заведующим Восточно-Эвенской культурной базы, после отстранения от должности продолжил работу в должности заведующего культбазы на острове Сахалин. .

P.S. Подготовлено Антоном Афанасьевым на материалах государственного архива Хабаровского края (ГАХК Ф- П-2, О-11, Д-417, ст. 1, 4,5)

примечания к тексту:
1* "Боевые действия в Благовещенске" В марте 1918 г. свыше тысячи жителей Благовещенска стали жертвами красногвардейцев, захвативших город после мятежа атамана И. М. Гамова. Как сообщал в 1922 г. видный чекист И. П. Павлуновский, «масса рабочих с приисков хлынула в город, взяла его штурмом и устроила поголовную резню /буржуазии «вообще"/. Ходили отрядами из дома в дом и вырезали всех заподозренных в восстании и сочувствующих им. Между прочим, вырезали почти весь состав Благовещенского Городского Управления, особенно крошили спецов и служащих горных контор» - А.Г. Тепляков "Суд над террором: партизан Яков Тряпицын и его подручные в материалах судебного заседания" http://rys-strategia.ru/publ/a_g_tepljakov_sud_nad_terrorom_partizan_jakov_trjapicyn_i_ego_podruchnye_v_materialakh_sudebnogo_zasedanija_1/1-1-0-273 Тепляков Алексей Георгиевич, кандидат исторических наук. Окончил историческое отделение гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, живет в Новосибирске. Публикуется с 1988 г. Специалист в области истории советских спецслужб и политического террора, автор около 80 научных работ, в т. ч. книг «Непроницаемые недра»: ВЧК-ОГПУ в Сибири. 1918−1929 гг." (М., 2007); «Процедура: Исполнение смертных приговоров в 1920—1930-х гг.» (М., 2007)

2* Описанные события - это суд над тряпицынцами в посёлке Керби: "6 июля собрался Народный суд в составе 104 человек, членами суда были в большинстве партизаны, примерно около двух третей, остальная часть была из беженцев и Кербинских жителей. На первом организационном заседании суда был избран председатель суда Овчинников, из партизан, пришедших с Сахалина, заместитель его Воробьев, машинист катера, секретариат из четырех человек – Лобанова, Усова, Акимова и Птицына" - из книги воспоминаний партизана Птицина "Николаевск в 20-х" - это к вопросу кто судил.
"На следующий день суд продолжался, судили вторую группу арестованных по делу Тряпицына, менее важных по занимаемым ими должностям, а кроме того, лиц, исполняв-ших обязанности палачей и экзекуторов. В следующей группе были разобраны дела Горелова, Амурова, Гракова, Деда Пономарева, Ведьманова, Яхонтова, Дубицкого, Волкова, провокаторов Молодцова и Константинова, убийц Будрина и Мизина – Козодаева и Подопригора. Обвинение всем этим лицам предъявлялось в пособничестве Тряпицыну, а также в хулиганстве, насилиях, порках и убийствах. Разбирательство этих дел заняло дня три, и после разбора был вынесен приговор: расстрелять Горелова, Молодцова, Константинова, Козицына (бывший член ЧК, связанный с делом Переваловых), Гракова, Амурова, его брата Козодаева и Волкова; остальных обвиняемых – Деда Пономарева, Ведьманова, Яхонтова и Дубицкого – к заключению на 2 года".... "Находившихся под арестом, приговоренных по делу Тряпицына, человек 40 заключенных решено было отправить под конвоем до Стойбы и там сдать гарнизону из народоармейцев Амурской области или же просто распустить. Арестованных собрали в эшелон и под небольшим конвоем отправили в Амурскую область. Конвоировали отправленных партизаны корейского отряда, что было ошибкой со стороны ревштаба, так как корейцы симпатизировали арестованным и могли содействовать им. .... Павличенко доехал до станка Орого, километрах в 45 от Керби, и здесь остался ждать прибытия эшелона арестованных, который не замедлил прийти. Здесь Павличенко решился на авантюру, договорился с арестованными, и они решили выступить на свержение ревштаба. Конвойные легко были обезоружены, восставшие своим командиром избрали Павличенко и двинулись по направлению к Керби. В Орого Павличенко арестовал бывшего председателя Народного суда Овчинникова, но отпустил, не сделав ему никакого вреда. С Керби против Павличенко выслали отряд, который ночью прибыл на Горелое станок, в 25 километрах от Керби, и остался здесь ночевать. Повстанцы Павличенко ночью произвели нападение на Горелое и произвели обстрел, заставили отступить Кербинский отряд с Горелого. Причем, один партизан из Кербинского отряда был ранен в ногу, человека три захвачено в плен, а двое перебежало из Кербинского отряда в отряд Павличенко: брат Долубовского Георгий Долубовский и еще кто-то. На пленных Губанеев – Боженька, также приставший к Павличенко, закричал: «За что, гады, расстреляли Тряпицына!», но никакого вреда им причинено не было. Из Керби против Павличенко был выслан более сильный отряд, и Павличенко, видя, что восстание его авантюрно, что поддержки он не встречает, решил прекратить борьбу. И со своими товарищами по восстанию –Ведьмановым, Дедом Пономаревым и Губанеевым-Боженькой – направились через таежные мари в Хабаровск, через вершину реки Горюн. При переправе через реку Семи из отряда Павличенко выбыл бывший командир Тряпицинского кавалерийского отряда Бровченко, утонувший в Семи. Все остальные благополучно добрались до Хабаровска, причем некоторые остались в своих родных селах, и сдались в распоряжение частей НРА. Часть партизан была принята в НРА, некоторые разъехались в разные места, сам же Павличенко, Ведьманов и Дед Пономарев выехали в Благовещенск."- из книги воспоминаний партизана Сергея Птицина "Николаевск в 20-х"
о "Николаевском инциденте" http://toihara.livejournal.com/19350.html Гибель Николаевска http://toihara.livejournal.com/9465.html ; о Николаевских событиях, ну и подробнее о протоколах этого суда "Суд над террором: партизан Яков Тряпицын и его подручные в материалах судебного заседания" А.Г. Тепляков http://rys-strategia.ru/publ/a_g_tepljakov_sud_nad_terrorom_partizan_jakov_trjapicyn_i_ego_podruchnye_v_materialakh_sudebnogo_zasedanija_1/1-1-0-273
и ещё один подлинный документ: Выписка из протокола общего собрания служащих почты, телеграфа, телефона и радио в Керби 6-го июля 1920 года

На собрание явилось 43 человека. Из них: служащих Николаевской п. т. конторы – 11, телефонной сети – 10, остальные из радио и прикомандированных. Председателем избран тов. Прокопенко, товарищем Николаев и секретарём Балдовский.
«Высказываются оратора: Курьянов, Бодия, Николаев, Майданчук, Георгиевич, Слабин, Чернильников, Игнатенко, Прокопенко и др.
«Общее собрание служащих п.т. связи, заслушав все показания о Яхонтове и Дубицком за время их деятельности со штабом Тряпицына вынесло следующую резолюцию:
Комиссар Яхонтов и Дубицкий как в политическом, так и служебном отношении своими действиями в корне разрушили все завоевания пролетарской революции. Всю работу свою свели к хроническому пьянству, разгулу со штабом Тряпицына, а также и в «коцаньи» и спусканье в Амур неугодных им служащих и посторонних, придавая их исполнителям казни без суда и следствия и в большинстве случаев без всякой виновности. Для выполнения последних убийств, они имели от штаба Тряпицына особые мандаты. Из требовательных ведомостей ими составлялись списки служащих к-ры, телефонной сети и радио. Эти списки обнимали почти весь штат, но убийство откладывалось на несколько дней из-за нужды в специалистах и других целей. Дубицкий предал под расстрелы в дни выступ(Л.62)ления в Чныррах бр. Харитоновых, Лепинскую, Крупицкого, Матвеева, Куликова, вдову Максимович, Виноградова и Чужева, а на Пахте семьи Ефремовых и Роговских.
Во время кутежей все разговоры сводились к «коцанью» и охоте за «гадами», для чего свершали ночные куда-то поездки.
Ими были переданы исполнителям казни: Цикерегиль, Станцелли, Меналов, Секачёв, Шубский, Климов, Матвеенко, Закаблуковский, Коваленко, Попов, Черепанов, Матафонов, Немчинов, Бетлинский, Беляев, Богданов, Бушмакин, Радацкий, Городецкий, Еремеев.
Кроме того, Дубицким и Яхонтовым отведён под расстрел сторож Тетюцкий и с их содействия погиб Трухин исключительно из-за стремления к гнусным связям с их жёнами. Вообще они работали как уголовные преступники и враги трудового народа, а по сему постановили: передать настоящую выписку в следственную комиссию и просить их передать Народному суду вместе с делом Штаба Тряпицына и судить их как врагов трудового народа.
Все необходимые сведения могут быть доставлены Народному суду по требованию».
Председатель Прокопенко
Секретарь Н. Балдовский


...........................
В конце 20-х Яхонтов работал в комитете Севера под началом Карла Яновича Лукса.

Сегодня достоверно известно, что до лета 1929 г. на берегу бухты Нагаева, где в настоящее время раскинулся один из самых крупных микрорайонов современного Магадана, не существовало какого-либо поселения, основанного русскими 23 июня 1929 г., на следующий день после прихода парохода «Генри Ривиер» со строителями, здесь стали возводиться первые строения Восточно-Эвенской или Нагаевской культурной базы

Восто́чно-Эве́нская (Нага́евская) культба́за — с конца 1930 г. — центр Охотско-Эвенского округа в составе Дальневосточного края. Положила начало г. Магадану.
Заведующим культбазой, прибывшим вместе со строителями, был Иван Яхонтов
Просуществовавшая затем два года (не считая периода строительства), Восточно-Эвенская культбаза явилась первым постоянным поселением на территории, входящей в состав нынешнего Магадана

В 1920—1930-х годах на Северо-Востоке СССР в соответствии с концепцией культурной революции создавалась сеть культбаз, передвижных «красных юрт, чумов и яранг» для просвещения местного населения и воспитания подрастающего поколения. Строительством культбаз и другими вопросами национальной политики ведала созданная в 1924 г. государственная организация — Комитет Севера при ВЦИК СССР с отделениями во многих регионах страны, в т.ч. и на Дальнем Востоке.
Идея строительства баз на Севере как опорных пунктов и проводников культуры принадлежала одному из первых посланцев партии на Северо-Востоке Карлу Яновичу Луксу.
К.Я.Лукс писал:
В навигационном отношении бухта Нагаево (Волок) - лучший естественный порт всего Охотского моря (и почти единственный)». И далее он подчеркивал: «Создание и усиление в этих районах нашего влияния невозможно без создания охотских тузрайонов специального туземного округа. Нагаево (Волок) и культбаза автоматически станут жизненными центрами этого округа и перерастут в крупный населенный пункт».

Оценивая этот период работы, И . А . Яхонтов писал, что «в бухте Нагаева, при наличии населения до 75 человек, не было никаких органов советской власти», и поэтому культбазе приходилось «неоднократно выполнять функции милиции, погранпункта, лесного надзора и сельсовета».
Одновременно с культбазой на берегу Нагаевской бухты в 1929 г. возводились первые деревянные постройки Совторгфлота и Акционерного Камчатского общества. В 1930 г. государственным акционерным обществом «Союззолото» был организован портовый пункт для постоянного захода в бухту судов, и с открытием навигации сюда начали прибывать пароходы с людьми и грузами. Тогда же рядом с культбазой расположились конторы и палатки Добролёта, Ольского кооператива, Второй Колымской геологоразведочной экспедиции В. А. Цареградского, морского контрольно-пропускного пункта ОГПУ. «Союззолото» также перенёс из Олы в бухту Нагаево свою перевалочную базу.
В большей степени культбаза обслуживала новое население строящегося поселка, чем местных жителей


Исследователь У. Г. Попова, ссылаясь на важную публикацию 1930-х годов, отмечала: «Нагаевские обитатели, среди которых оказались социально чуждые элементы, стали рыскать по окружающей тайге в поисках дичи, «охотиться» на оленей, принадлежащих эвенам, не стеснялись грабить их таежные амбары с запасами и т. д.
В окрестностях бухт Нагаево и Веселой, где издавна располагались летне-осенние пастбища Для оленей, участились пожары, уничтожавшие корма. Кочевники покинули этот район, и местные работники не нашли другого выхода, как закрыть культбазу до прибытия руководителей окружного бюро ВКП(б) без согласия комитета ВЦИКа и Дальневосточного крайисполкома».

И она совершенно справедливо делает вывод: «На самом деле Восточно-Эвенская культбаза, только что построенная, не успела стать центром культурного тяготения основной части эвенов, по причине неудачно подобранных кадров работников. Зимою 1930/1931 годов ее деятельность прекратилась, не успев по настоящему развернуться».
4 апреля 1931 года, не считаясь с Комитетом Севера, райисполком освободил от работы И. А. Яхонтова, назначив на должность заведующего культбазой В. И. Левина, но тот так и не приступил к работе. С 17 сентября 1931 года по 1 января 1932-го заведующим культбазой в бухте Нагаева был А. Г. Костюк. В октябре 1931 года Нагаевская культбаза прекратила свою деятельность.



Tags: 1920-ые, николаевские события 1920
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments