toihara (toihara) wrote,
toihara
toihara

Categories:

90 лет николаевскому "инциденту"

Два чувства дивно бли́зки нам.
В них обретает сердце пищу:
Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам.

На них основано от века,
По воле Бога Самого́,
Самостоянье человека,
Залог величия его.
А. Пушкин

Памяти моих предков посвещается...



Гибель города

В первых числах июня 1920 года исчез прекрасный и один из старейших городов Дальнего Востока - Николаевск на Амуре. Там же погиб почти весь архив по Сахалину ( в это время Николаевск был столицей Сахалинской области и все головные учереждения были переведены туда вместе с канцеляриями и архивами).

В Николаевске-на-Амуре, во втором, по величине, портовом городе Дальнего Востока (в феврале 1920 года здесь проживало около 20 тысяч человек*) обстановка складывалась иначе чем во Владивостоке – зимой город был почти отрезан от остального мира, путей к нему до схода льда не было, а дислоцировался в нем всего один японский батальон (350 солдат и офицеров) при русском гарнизоне численностью в 300 человек.
---------------------------------------------------------------------------
* во время гражданской войны население здесь увеличилось почти в 2 раза - о переполненности народом Дальнего Востока в это время пишут все очевидцы событий - с началом революции интеллигенция по железной дороге массово поехала к границам империи, в надежде скрыться от революционных событий, а в Николаевске ещё, ко всему прочему, можно было найти работу - здесь активизировалась золотодобыча, и было относительно не голодно - город был центром рыбного промысла.
--------------------------------------------------------------------------------------

Красные партизаны (весьма экзотическая смесь из безработных зимой мужиков - в большинстве населивших этот район относительно недавно по переселенческой компании (яркий пример: жители села Синда, перебравшиеся в этот район с началом 1-ой мировой из Белоруссии, и почти "хором" пошедшие в партизаны и отметившиеся в "николаевских событиях") в основном, задействованных на крупных рыбалках и работах на приисках, но в холодное время года бывших не у дел, да китайских хунхузов - разбойников, традиционно шатавшихся по Дальнему Востоку, корейцев, да ещё вернувшихся с фронтов разагитированных вчерашних солдат, ну и беднейших, по тем или другим причинам, слоёв населения, жаждующих "социальной справедливости") – до 4000 человек – окружили город под началом Якова Тряпицина в начале февраля.




семья партизана из села Лиман Нижне-Амурского р-на


Пришлось городу вступить в переговоры. Но, вместо того чтобы тянуть время, городское самоуправление руководствовалось лозунгом: «Долой гражданскую войну!» (обычная для той поры демократическая иллюзия), а японское командование эту глупость поддержало (ввиду приказа от своего начальства, из-за договорённости  о создании буферной республики), наивно полагая, что красные партизаны будут выполнять данные обещания в том, что никого репрессиям подвергать не будут. И вот 29 февраля первым представителям пришедшей на Дальний Восток советской власти население Николаевска устроило торжественную встречу…

Дальше всё было, как обычно: наведение «социальной справедливости» вкупе с «террором против буржуазии и ее агентов» – в предельно откровенном варианте, разумеется. Грабежи – без формальностей, изнасилования – по декрету о «социализации», ликвидация «гадов и паразитов» – не таясь. Убивали семьями, в жестоких художественных вариантах.</p>

И проделывалось всё это, зачастую, под маркой высокой миссии, почти торжественно – «законная месть угнетенных», «благородное мужество пролетариев, рвущихся из оков», вступление в «светлое царство социализма».


революционный плакат на торговом доме "Кунстъ и Альберсъ" - в Хабаровске. Отделения этого торгового дома были во всех крупных городах Дальнего Востока, в том числе и в Николаевске-на-Амуре


Японцы  с русскими  жили вместе в городе давно, ещё до прихода японского отряда, который пригласили сами жители города, т.к. город был в центре золотодобычи, здесь находились и золотоплавильная лаборатория и банки, и в неспокойное время нужна была охрана (первыми были арестованы и казнены те жители города, кто подписал это приглашение).  Повторю, в это время советское правительство во главе с Лениным дали добро на создание буферной дальневосточной республики (т.е. буржуазной) и под это дело заручились у японского правительства обещанием, что те не будут препятствовать красным отрядам и будут соблюдать нейтралитет. Вот почему японцы и впустили красных в город. И, более того, они не вмешивались в расправы красных ни с небольшим отрядом белых, ни с наиболее влиятельными гражданами, теми, кто в своё время подписал письмо, с просьбой прихода японского отряда. Но Тряпицын, поверив в безнаказанность, захотел полной власти в городе и приказал в течении суток японскому отряду сдать оружие* (что для японцев является позором - вспомните, ведь в русско-японскую войну даже пленным русским офицерам они сохраняли личное оружие - сейчас уже широко известен эпизод с Колчаком на Черном море, когда на приказ сдать личное офицерское оружие он кинул его в море, сказав, что даже японцы такого не делали, взяв офицеров в плен).

-------------------------------------------------------------------------------------------
* около трёх часов дня 11 марта 1919 г. начальник штаба партизан Т. Наумов-Медведь и С. Стрельцов-Курбатов поехали к японскому командованию, где Наумов потребовал от японцев несколько сот винтовок и пулеметов, якобы, для отправки на Хабаровский фронт. Японцы отказали. Наумов и Стрельцов оставили официальный документ от штаба с приказом дать положительный ответ до двенадцати часов следующего дня.
-------------------------------------------------------------------------------------------

И тогда командир японского батальона майор Исикава решил выступить. Бой начался 12 марта.
Но силы были неравны. Японцы отбивались три дня. Началась резня - вместе с военными стали резать мирную японскую колонию - это мелкие ремесленики, японское консульство, женщины-гейши, дети. Погибло 602 человека (это вместе с военными). 128 человек сдались в плен по распоряжению из Хабаровска.

Москва одобрила действия тов. Тряпицына, возглавлявшего красную "вольницу", захватившую Николаевск, и местная власть в лице главнокомандующего НРА Г. Эйхе назначила его приказом от 22 апреля «командующим Охотским фронтом».
Дальше со стороны советских историков были только только ложь и замалчивание.


По своим убитым согражданам скорбела вся Япония, в парламенте состоялись специальные заседания, правительство протестовало на международном уровне и добилось от ленинского правительства выражения сожаления. Убитых русских – а их было гораздо больше –  больше 10 тысяч - не поминал никто.

Самое страшное началось в апреле-мае после гибели японского отряда. Расправа с японцами, убитыми вопреки всем правительственным договорённостям, вызвала крупный международный конфликт. Японцы вновь ввели войска на территорию Дальнего Востока и на северный Сахалин. И вот тогда тряпицынцы струхнули: не смотря на то, что у них была возможность оборонять город - и народу было много, и пушки, и оружие, но они решили Николаевск оставить, но не просто оставить, а взорвать его. Эвакуировать всё население в тайгу не представлялось возможности, так как в этом случае вставала необходимость прокормить около 20 тысяч народонаселения города*

------------------------------------------------------------------------------------------------
*к вопросу о численности народонаселения города -
Ауссем О. X., один из членов штаба Тряпицына, прекрасно избежавший суда, в своей статье "Николаевская-на-Амуре коммуна 1920 г."( „Пролет. Рев.», 1924, 5) засвидетельствовал, что "Надо было до открытия навигации прокормить и одеть население почти в 30 тысяч человек" (т.е. в сумме - жители, партизаны и "подруги" партизан из окрестных сёл). А подсчёт населения, по приказу тряпицынского штаба, в котором был и Ауссем, поэтому он был в курсе этих цифр, осуществлялся, по свидетельству Константина Емельянова, работавшего помощником делопроизводителя при штабе Тряпицына, с помощью счётчиков (см. К. Емельянов "Город в аду" стр. 65).

------------------------------------------------------------------------------------------------

И тогда они решили "лишних" (не шибко красных) убить. И с апреля начались аресты среди местной интеллигенции, чиновников, евреев (они шли в списках на уничтожение первыми), семей белых офицеров (с ними самими уже расправились к этому времени). А так как патроны берегли, то убивали страшно, спуская трупы под лёд. Кроме этого был отдан приказ по "зачисткам" рыбалок по побережью. Те, кому разрешалось уйти с партизанами в тайгу, должны были получить особые мандаты. Остальные подлежали уничтожению. Перед уходом город взорвали.

О  "николаевском инциденте" у нас особо много не распространялись, хотя это спровоцировало выступление японцев и дальнейшие наши сложные взаимоотношения с ними на российском Дальнем Востоке. Но если об этом проишествии упоминалось, то разговор вёлся вокруг убитого японского гарнизона с небольшой японской колонией, общей численностью около 700 человек. А вот гибель больше 10 тысяч россиян от рук тряпицынцев до сих пор замалчивается. В городе есть памятник 100 погибшим партизанам (это за ВСЮ гражданскую войну). А вот памятника погибшим ТЫСЯЧАМ  простым жителям города и побережья Амура, прилегавшего к городу до посёлка Керби, до сих пор нет.


Ну и под конец - просто перечень того, что потерял город у устья Амура в результате тряпицынской акции. Почему сегодня этот город выглядит так уродливо и резко отличается от Хабаровска и тем более Владивостока - от городов, где сохранилась старая архитектура.
Список составлен и опубликован директором Николаевского краеведческого музея Юзефовым. В этот перечень не включены военные объекты, так же уничтоженные с 30 мая по 3 июня 1920 г., — Николаевская крепость, военный порт, военная телефонная и телеграфная станции, штаб крепости, интендантство, казармы, офицерское собрание и многое другое. Кроме того, в этот список не вошли 35 зданий (по одним данным эта цифра равнялась 22, по другим — 33) жилых и служебных, сожженных с обеих сторон во время ликвидации японского выступления 12—17 марта 1920 г. (дом Небеля, квартал Симадьи, японское консульство и т. д.).

    Город после пожара 1920 г


В нем фигурируют только те здания и объекты, которые сохранились до момента уничтожения города, — производственные, служебные и учебные постройки, жилые дома и т. д.
В приведенном перечне  объединены уничтоженные строения и объекты по их назначению, а не принадлежности — например, портовская больница отнесена к разделу «Медицинские учреждения», а портовская телефонная станция — к разделу «Связь» и т. д. Те же учреждения, которые не имели своих зданий, а арендовали или располагались в административных или общественных зданиях города (учебные и медицинские учреждения, различные общества, комитеты, кружки, присутствия, участки, агентства, бюро и т. п.),  не включены в перечень уничтоженных зданий, хотя сами эти учреждения и общества так же исчезли с уничтожением города.
Не включены в этот список представительства и конторы в Николаевске рыбо- и золото-промышленников и их компаний, т. к. они располагались или в арендуемых зданиях, или в тех же домах, где жили эти промышленники.



Итак, начинаем...

Список административных, служебных, промышленных и жилых зданий г. Николаевска-на-Амуре, сожженных и взорванных по приказу Тряпицынского военревштаба 30 мая —3 июня 1920 г.

I. Правительственные, административные, правоохранительные, кооперативные и другие служебные постройки

1. Резиденция и канцелярия сахалинского губернатора — сожжены.

2. Городская дума и городская управа (двухэтажное деревянное здание) — сожжено.

3. Окружной суд и прокуратура (двухэтажное кирпичное здание) — взорвано.

4. Городское уездное управление полиции — сожжено.

5. Уездное воинское присутствие — сожжено.

6. Управление Приморского горного округа — сожжено.

7. Управление переселенческой организации — сожжено.

8. Управление Союза Усть-Амурских кооперативов — сожжено.

9. Контора Центросоюза — сожжена.

10. Контора «Закупсбыта» — сожжена.

11. Управление Сахалинской областной земской управы — сожжено.

12. Лесничество — сожжено.

13. Рыбнадзор — сожжен.

14. Таможня — сожжена.

15. Ветеринарный пункт - сожжен.

16. Китайское консульство — сожжено.



II. Кредитно-финансовые учреждения

1. Государственное казначейство (первое в городе кирпичное здание) — взорвано.

2. Городской банк — сожжен.

3. Управление Общества взаимного кредита — сожжено.

4. Отделение Государственного банка — сожжено.

5. Отделение Сибирского банка — сожжено.

6. Отделение Русско-азиатского банка — сожжено.

7. Отделение Московского народного банка — сожжено.

Государственные сберкассы (2 единицы) — сожжены.

9. Государственная золотосплавочная лаборатория — сожжена.

10. Золотосплавочная лаборатория Русско-азиатского банка — взорвана.




III.
Учреждения народного образования

1. Реальное училище - взорвано.

2. Женская гимназия - сожжена.

3. Вышеначальное училище — сожжено.

4. Городское женское училище — сожжено.

5. Начальное училище имени Н.В. Гоголя — сожжено.

6. Пьянковское народное училище — сожжено.

7. Церковно-приходская школа — сожжена.

8. Детский приют — сожжен.




Бывшие городские кварталы. На горизонте – руины взорванного здания реального училища, где размещался штаб т.н. Красной армии Николаевского фронта Якова Тряпицына


Бывшее Реальное училище и бывшее ремесленное. В первом во время Николаевского инцидента находилось главное управление экстремистов

IV. Учреждения культуры

1. Кинотеатр «Модерн» — сожжен.

2. Кинотеатр «Прогресс» — сожжен.

З. Книжный магазин Кузнецова — сожжен.

4. Типография и редакция газеты «Восточное Поморье» — сожжена.

5. Типография Штыхмана сожжена.

6. Общественное собрание — сожжено.

7. Народный дом — сожжен.

8. Городская публичная библиотека — сожжена.

9. Бесплатная библиотека-читальня при Обществе содействия народному образованию — сожжена.

10. Общества по интересам, имеющие свои отдельные здания (6 единиц) — сожжены.

11. Фотографии (З единицы) — сожжены.

V. Медицинские учреждения

1. Городская больница - сожжена.

2. Гражданская (уездная) больница — сожжена.

З. Лечебница противотуберкулезной лиги — сожжена.

4. Аптека городская — сожжена.

5. Аптека «ТД Кунст и Альберс» — сожжена.

6. Аптека Демьяненко — сожжена.

7. Больница морпорта (двухэтажное деревянное здание) — сожжена.

8. Городская богадельня (дом престарелых) — сожжена.


VI. Служба быта

1. Гостиница Кузнецовых — сожжена.

2. «Номера» Кузнецовых — сожжены.

З. Постоялые дворы (З единицы) — сожжены.

4. Бани (7 единиц) — сожжены

5. Парикмахерские (4 единицы) - сожжены.

6. Прачечные (16 единиц) - сожжены.

VII. Предприятия общественного питания

1. Ресторан — сожжен

2. Кафе «Модерн» - сожжено.

З. Кафе — сожжено.

4. Трактиры (2 единицы) — сожжены.

5. Пивные лавки (15 единиц) — сожжены.

6. Столовая Общества трезвости — сожжена.

VIII. Торговля

Магазины универсальные, промышленные и продовольственные (среди них двухэтажные универмаги торговых домов «Кунст и Альберс», «П. Симада» и другие. Всего 40 единиц) - сожжены.

IХ. Культовые сооружения

1. Недостроенный Градо-Приморский собор - взорван.

2. Церковь при кладбище - сожжена.

З. Еврейская синагога - сожжена.

4. Молитвенный дом евангельских христиан — сожжен.

5. Старообрядческие часовни (2 единицы) — сожжены.

6. Буддийская кумирня - сожжена.

Х. Жилой фонд г. Николаевска

На первое января 1920 г. из 2107 построек в городе 1200 зданий были жилыми (1179 — деревянные, 17 — каменные и 4 полукаменные), принадлежавшими отдельным государственным ведомствам (морпорт, золотосплавка, радиостанция и т. д.), торговым и промышленным фирмам и, в основном, частным лицам.

На момент разрушения города (30 мая 1920 г.) в нем насчитывалось 1165 жилых домов. Конечно, не все дома в этом списке были равнозначными. Достаточно сравнить двухэтажный жилой дом рыбопромышленника Люри со своей котельной, водяным отоплением и водопроводом с какой-нибудь полуразвалившейся хижиной жителя «китайской слободки», чтобы увидеть огромную разницу между ними. Однако и тот и другой дома являлись среднестатистическими единицами и входили в общий реестр городского жилищного фонда. Хотя надо отметить, что подавляющая часть жилых построек в Николаевске тех лет состояла из добротных одноэтажных деревянных рубленых домов с печным отоплением, рассчитанных на семью от 5 до 10 человек.

Из 1165 жилых построек разных типов 21 здание (каменные и полукаменные) было взорвано, сожжено 1109 деревянных, т. е. всего было уничтожено 1130 жилых домов, это почти 97% всего жилого фонда Николаевска.

ХI. Хозяйственные объекты г. Николаевска

А. По обработке металлов:

1. Механические мастерские морпорта с цехами — механическим, слесарным, токарным, литейным, кузнечным и т. д. (кирпичное здание общей площадью 911 м — взорваны.

2. Механическая мастерская (по документам числится как механический завод) П.Н. Симады с цехами — механическим, токарным, литейным, кузнечным и т. д. — взорвана.

3. Механическая мастерская (завод) Суходольского и Федулина, аналогичная заводу Симады, взорвана.

4. Паровая кузница Огиенко — взорвана.

5. Кустарные и ремесленные мастерские (механические, кузнечные, слесарные, оружейные, жестяные и т. п. Всего 27 единиц) сожжены.


Б. По обработке дерева:

1. Лесопильно-бочарный и деревообделочный завод Рубинштейна — взорван и сожжен.

2. Паровой лесопильный завод Филиппова — взорван и сожжен.

3. Паровой лесопильный завод бр. Бермант — взорван и сожжен.

4. Бондарная мастерская Дельнова — сожжена.

5. Бондарная мастерская Ширяева - сожжена.

6. Столярная мастерская морпорта — сожжена.

7. Плотницкая мастерская морпорта - сожжена.

8. Мелкие бондарные мастерские (13 единиц) — сожжены.

9. Столярно-лодочные мастерские (14 единиц) — сожжены.


В. По изготовлению кирпича:

1. Кирпичный завод Григоренко — взорван и сожжен.

2. Кирпичный завод Вавилова — взорван и сожжен.

3. Кирпичный завод «Ильина и К — взорван и сожжен.


Г. Пивоваренные и мыловаренные заводы (4 единицы) сожжены.


Д. Транспорт:

1. Морской порт:

а) служебные постройки (среди них 2 деревянных двухэтажных здания управления порта и работами порта. Всего 10 единиц) — сожжены;

б) гидротехнические сооружения (3 единицы — морская пристань на молу, свайные пристани на молу и мысе Кошка общей площадью 550 м2 — взорваны и сожжены;

в) складские помещения (4 единицы) — сожжены

г) плавсредства (среди них буксирные катера «Лангр» и «Лазарев», 2 плавучих крана в 35 и 80 тонн и др. Всего 30 единиц) — взорваны и затоплены

д) водолазная станция со своим помещением, имуществом и водолазным моторным ботом взорвана и сожжена;

е) лоцмейстерская часть с метеостанцией — взорвана и сожжена.


2. Амурское пароходство:

а) контора Амурского пароходства — сожжена.

3. Речные пристани и складские помещения, принадлежащие ведомствам, торговым фирмам и частным лицам:

а) 9 пакгаузов частных лиц — сожжены;

б) пристань Амурского общества пароходства и торговли с 5 пакгаузами — взорвана и сожжена;

в) пристань Алексеева с 2 пакгаузами взорвана и сожжена;

г) городская пристань — сожжена;

д) пристань Чурина с одним пакгаузом — взорвана;

е) пристань морского ведомства — взорвана;

ж) пристань «ТД Кунст и Альберс» — сожжена.


4. Агентства и конторы дальневосточных и заграничных пароходств, имеющих свои здания (4 единицы) — сожжены.


Е. Энергетика Николаевска:

1. Городская электростанция (кирпичное 1 ,5-этажное здание) — взорвано.

2. Электростанция морпорта (кирпичное здание) — взорвано.

3. Электросеть (несколько сот столбов) — сожжены.




Николаевская улица. Пепелище на месте конторы торгового дома Симада

Ж. Связь:

1. Главпочтамт (почта и телеграф) — сожжен.

2. Телеграфная станция — сожжена.

3. Городская телефонная станция — сожжена.

4. Телефонная станция морского порта — сожжена.

5. Радиотелеграфная станция (радиостанция) — взорвана и сожжена.

6. Телефонные и телеграфные линии (городские и морпорта) — сожжены.

З. Городское хозяйство:

1. Тротуары, мосты, переезды, заборы (несколько сот километров) - сожжены

2. Уличное освещение (примерно 300 столбов) — сожжены.

3. Городской ассенизационный обоз (лошади) реквизирован: ассенизационные летние и зимние повозки — сожжены.

И. Противопожарная охрана:

1. Здание городской пожарной охраны с каланчой — сожжено.

2. Пожарный обоз (лошади) реквизирован; пожарные летние и зимние повозки, пожарные котлы, насосы, шланги и т. д. — сожжены

3. Грузовой пожарный автомобиль — сожжен.

4. Здание пожарной охраны морского порта — сожжено.

5. Пожарный обоз морпорта (лошади) — реквизирован; обоз и имущество — сожжены.

6. Грузовой пожарный автомобиль морпорта — сожжен.

7. Моторный баркас морпорта с пожарными принадлежностями (моторными насосами, гидропультом и пр.) — взорван и затоплен.

Список селений, приисков, рыбных промыслов, промышленных объектов, прилегающих к Николаевску и уничтоженных полностью или частично по приказу Николаевского военревштаба

1. Селения: Сергеевское, Каменское, Половинка, Красное, Малый Амурчик, Власьево, Зубаревская Падь, Константиновка, Сахаровка, Иннокентьевка, Кахтинская бухта, Рождественское, Покровское.

2. Городские рыболовецкие и засольные участки (около 50).

З. Рыбные промыслы: мыс Малый Чхиль, мыс Большой Чхиль, Чардбах, Тнейвах, Оремиф, Озерпах, Петах, Пуир, Вассе.

4. Золотые прииски: Александровский, Благодатный, Покровский, Сретенский.

5. Резиденция Чля. Сожжена электростанция и взорваны две драги — паровая и электрическая.



панорама взорванного города:



 Вот и подошел к концу этот скорбный список зданий и объектов, что были когда-то в этом городе и районе.

После трёх месяцев господства красных партизан (с марта 1920 г) от города остались лишь «сплошная груда камня, железа, бревен и проволоки».

«Я оставлю вместо города лужи крови и груду пепла» — заявлял гордо глава действовавших на Амуре красных партизан, «тов. Тряпицын», и полностью осуществил свою угрозу.

В деревянные дома, как жилые, так и служебные, завозились бидоны и банки с керосином. Причем под страхом расстрела жильцы должны были хранить их как зеницу ока.
В те же дни (20—27 мая 1920 г.) в каменные здания города для их подрыва были доставлены артиллерийский порох, снаряды и фугасы, которые должны были ждать своего часа — своеобразного «часа ИКС».

К моменту ухода из города (29 мая) Военрев штабом были созданы своего рода «зондеркоманды» — группы поджигателей и взрывников, которые 30 мая приступили к своему черному делу. Тряпицын не скрывал факт уничтожения старого города, и перед уходом в тайгу в своей радиограмме, посланной в полдень 1 июня, он оповестил об этом весь мир:

"Оставляем город и крепость, взрываем радиостанцию и уходим в тайгу. Все население города и района эвакуировано. Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены. Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Все, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено. На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдет только груды пепла…"

телеграмма в Охотск о полном уничтожении города:


В Керби с партизанами оказалось только около 4 тысяч населения, судьба остальных из этого 20 тысячного города закончилась печально.

Nikolayevsk-na-Amure20


из книги С.Птицына "Воспоминания партизана Николаевск в 20-м"

Копия нескольких страниц из книги Гутмана "Гибель Николаевска-на-Амуре" и текст документа из благовещенского архива о "чистках" среди телеграфистов http://toihara.livejournal.com/19350.html


Город каким он был

Сохранились немногочисленные открытки с изображением этого исчезнувшего города.

Поскольку это единственное, что даёт некоторое представление о том, как выглядел город, я хочу их здесь разместить.









































В эти дни в Николаевске погиб и мой прадед Илья Арефьевич Черепанов - телеграфист.
s9280670 Илья Арефевич Черепанов и его супруга Ирина Максимовна 1913 Николаевск-на-Амуре  - мой прадед и прабабушка.

По воспоминаниям, прадед в один из дней пошёл на работу на телеграф, где служил, и больше не вернулся. Ирина Максимовна ещё долго пыталась его найти среди мёртвых и живых, но так и не нашла.
И только недавно в архиве был найден документ, в котором среди списка убитых по приказу тряпицынского комиссара почт Яхонтова обнаружились фамилии Ильи Арефьевича Черепанова и родного брата Ирины Максимовны  Сергея Шубского, тоже телеграфиста. Трупы тогда тряпицынцы сразу спускали под лёд.


Выписка из протокола общего собрания служащих почты, телеграфа, телефона и радио в Керби 6-го июля 1920 года

На собрание явилось 43 человека. Из них: служащих Николаевской п. т. конторы – 11, телефонной сети – 10, остальные из радио и прикомандированных. Председателем избран тов. Прокопенко, товарищем Николаев и секретарём Балдовский.
«Высказываются оратора: Курьянов, Бодия, Николаев, Майданчук, Георгиевич, Слабин, Чернильников, Игнатенко, Прокопенко и др.
«Общее собрание служащих п.т. связи, заслушав все показания о Яхонтове и Дубицком за время их деятельности со штабом Тряпицына вынесло следующую резолюцию:
Комиссар Яхонтов и Дубицкий как в политическом, так и служебном отношении своими действиями в корне разрушили все завоевания пролетарской революции. Всю работу свою свели к хроническому пьянству, разгулу со штабом Тряпицына, а также и в «коцаньи» и спусканье в Амур неугодных им служащих и посторонних, придавая их исполнителям казни без суда и следствия и в большинстве случаев без всякой виновности. Для выполнения последних убийств, они имели от штаба Тряпицына особые мандаты. Из требовательных ведомостей ими составлялись списки служащих к-ры, телефонной сети и радио. Эти списки обнимали почти весь штат, но убийство откладывалось на несколько дней из-за нужды в специалистах и других целей. Дубицкий предал под расстрелы в дни выступ(Л.62)ления в Чныррах бр. Харитоновых, Лепинскую, Крупицкого, Матвеева, Куликова, вдову Максимович, Виноградова и Чужева, а на Пахте семьи Ефремовых и Роговских. Во время кутежей все разговоры сводились к «коцанью» и охоте за «гадами», для чего свершали ночные куда-то поездки. Ими были переданы исполнителям казни: Цикерегиль, Станцелли, Меналов, Секачёв, Шубский, Климов, Матвеенко, Закаблуковский, Коваленко, Попов, Черепанов, Матафонов, Немчинов, Бетлинский, Беляев, Богданов, Бушмакин, Радацкий, Городецкий, Еремеев. Кроме того, Дубицким и Яхонтовым отведён под расстрел сторож Тетюцкий и с их содействия погиб Трухин исключительно из-за стремления к гнусным связям с их жёнами. Вообще они работали как уголовные преступники и враги трудового народа, а по сему постановили: передать настоящую выписку в следственную комиссию и просить их передать Народному суду вместе с делом Штаба Тряпицына и судить их как врагов трудового народа.
Все необходимые сведения могут быть доставлены Народному суду по требованию».
Председатель Прокопенко
Секретарь Н. Балдовский


Яхонтов избежал наказания и позже стал чекистом и основывал Магадан.


руины телеграфа в Николаевске-на Амуре


Дополнительные материалы по этим событиям смотрите здесь: http://toihara.livejournal.com/19350.html


и по метке: николаевские события 1920

Tags: Николаевск-на-Амуре, николаевские события 1920
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →